Пробуждение лощины

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Пробуждение лощины » Дело № 912 » Дело Лепруа


Дело Лепруа

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Имя:
Lépreux - в переводе с французского означает "Прокаженный". Лепруа, позволяет сокращать имя до "Лепр".

Пол:
Мужской.

Вид:
Волк.

Возраст:
6 лет.

Характер:
Сломанный, неправильный, дефектный. Лепруа с самого детства вбил себе в голову то, что он – всегда ошибается. То, что он виноват во всем. Ему бы внимания, заботы, любви вместо привычного холода, но нет. Он в очередной раз сталкивается с непониманием, безразличием, равнодушием. Потерявший себя в собственных заблуждениях, мыслях, правилах. Он слишком добр, мягок, добродушен для этого мира. Ранимый, хрупкий. Но уже по-взрослому спокойный. Это внутри у Прокаженного плачет никому ненужный ребенок. Он сам позабыл о том, что у него внутри. О том, что он не собака, и его место не здесь. Мечтательный романтик – ему легче уйти от реальности, жить в собственном мире, нежели встречаться с острым чувством одиночества. Он терпит, молчит, изредка – улыбается чему-то своему. Существует ли он вообще на самом деле? Лепр влюблен во все, что его окружает, но он давно потерял веру в надежду. Он не любит себя,  потихоньку уничтожает, загоняет  и рвет на части. Он уже привык к такой жизни, к вечной боли. Но у него есть одно сокровище – он абсолютно свободен. Ему нечего терять, некого. Он ни для кого не существует, даже для города. Ему бы этих бесконечных дождей в душу, снега на незаметные глазу раны и немного ласки. Вот только дать этого никто не может. Ни отца, ни матери, ни друзей. Он остается всего лишь данностью, невидимым существом. Его устраивает эта жизнь, ведь другой он не знает. Он мечется в бесконечных поисках да только сам не понимает, что искать. Вы не заметите его сразу – он жмется к стене, глядит исподлобья. С тем же равнодушием, с которым и на него смотрели когда-то. Он не прогнется, но уйдет. Ему не нужна сила, Лепруа ее не использует. Ему не нужна власть. Ему ничего не нужно. Он редко ест, редко пьет, ослабляя тело, и в мыслях приближаясь к своей собственной реальности, в которой еще больше свободы. Хотя стойте. Ножом проведите по коже, пронзите ее – его глаза сверкнут обидой. Ему плевать, что вы нанесли рану, но он оскорблен, что вы задели его душу. То святое и единственное, оставшееся хотя бы относительно нетронутым. Он не станет мстить – продолжит путь.
Отпустите его. Быть может, он вернется.

Внешность:
http://s57.radikal.ru/i157/1008/64/42cf9e2c5e87t.jpg
Серо-янтарные глаза. Выразительные, глубокие, но взгляд отведен в сторону. Заметная черная нитка рта - просто есть. Она редко изгибается в ироничной ухмылке, редко растягивается в улыбке. Выражение морды – осторожное, слегка удивленное, словно он все видит впервые. Уши на круглой голове могут показаться маловатыми, закругленными, придающими больше мягкости. У Прокаженного нет той волчьей черты, вся мощь, вся его сила – спрятаны от посторонних глаз. Он и сам старается не замечать того, насколько может быть опасен.
На левой стороне морды, вокруг самого глаза – ожог. Он не помнит, как умудрился упасть в тот умирающий под дождем костер, но шерсть вспыхнула быстро, обжигая кожу. К счастью, Лепруа смог тогда затушить вспышку, прежде чем все бы обернулось печально. Бровь сожжена вместе с усами – левый глаз видит все еще слабовато, мутно, чувствительно к свету. Но жесткие тонкие волоски потихоньку образуют новый покров, их еще мало, но волк не теряет надежды, что когда-нибудь его морда снова будет такой, как раньше.
Сам по себе Лепр – танк. Его лапы сильны, может, не очень быстры, зато выносливы. Черные когти сточились об асфальт, темно-дымчатые подушечки посерели от грязи и пыли. Шея так же крепка, как и все остальное тело. Правда, он худ от недоедания, а длинная светло-серая шерсть делает его каким-то не таким. Он кажется лишь карикатурой, зато доброй и мягкой карикатурой. С шеи и груди шерсть свисает, образуя своеобразный «воротник». Тонкие длинные волоски тусклые и ломкие – это не прибавляет Лепруа красоты. Коротковатый хвост висит обычно прямо, словно плеть – Прокаженный, будучи неэмоциональным, не считает нужным показывать своего отношения с помощью хвоста.
Ближе к черному носу, на щеках (?) шерсть на несколько тонов светлее, так же, как и на бровях.

Биография:
Ах… Дождь, как я его люблю. Падение капель – плотным занавесом. Блеск фар, игры бликов, света, ночи, дня, звуков, песен, шума. Невозможно не влюбиться в него. Я не помню – мне всего лишь когда-то говорили, что нашли в помойке щенка. Под дождем, холодным ливнем октября. Он умирал, молча умирал, а небо рыдало, рыдало, рыдало… Кто его оставил? Колкий, дикий запах – инородный, словно стальная игла в воспаленное, посиневшее тело. Не собаки, нет. Волки. Взрослая волчица. Кто-то нашептал мне однажды – видел ее в тот день. Осунувшуюся, с разбухшим от голода брюхом. Она просто бросила своего сына, чтобы спасти себя. Я не винил ее, поскольку был всего лишь незнакомцем, оплошностью, чуть не стоившей ей жизни. А потом я смотрел на жизнь. Она холодная, безразличная, грубая. Ножом режет по сухожилиям, шея не выдерживает – голова вскоре опускается. Те собаки, они нашли не волчонка, нет. Они нашли способ выжить, доказать свою силу, отбить свою независимость… Хотя бы продлить жизнь на пару дней. Знаете, некоторые ведь любят свою жизнь. Любую, пусть даже она и проходит в трущобах, грязи и смраде. Представляете – настоящий волк на стороне собачей своры? Это шанс, это оружие, это лекарство от преждевременной смерти. Это решение почти всех проблем. И того щенка, которого спасли каких-то лет шесть назад – вскормила обычная дворовая сука. Подарила возможность выжить. Вот только любви не было. Зачем оружию любовь? Так, холодное безразличие. «Ты должен», «Ты обязан», «Делай так». Но он любил их всех. Он искренне верил,  что у них большая, дружная семья. Его стая, а все, кто был рядом с ним – сильные, умные, красивые. Он мечтал быть похожим на них. Он равнялся на каждого. Мне жаль его – доброго, наивного, живого. Настоящего. Он думал, что с ним поступают правильно. Вот только боль в сердце – с каждым месяцем невыносимее. Раз не любят – значит, неправильный. Дефектный. Поломанный. Крохотный детский мирок не выдерживает – рушится, играя острыми осколками с дождем, погибает, гниет заживо. Даже в горсть не собрать то, что осталось. Стеклянное крошиво разлетается с ветром, смешивается с каплями ливней, впитывается в землю. Уходит окончательно. И тогда щенок остался беззащитным, слабым, хрупким. Теперь мир холоден, угловат, опасен. А в лужах отражается не волчонок. Нескладное серое существо – мутное пятно на стекле реальности. Слишком большое, слишком неповоротливое. К безразличию стаи примешался и страх. Штопором ввинчивался во все ту же хрупкую душу, ломая ее, разрывая на кровавые ошметки. Они боялись, что безобидный «прирученный» волк в один прекрасный день разорвет и их, как рвал врагов. Но он продолжал верить в их чистоту, забивая всю свою сущность дальше, глубже, душа ее. Он хотел быть как они… Всегда. Но просто однажды – это стало заметно. Не волк – нелепый призрак могучего дикого зверя. Они создали всего лишь жалкое подобие. Бракованную игрушку, место которой – на свалке. А ведь они хотели не этого. Им нужен был защитник, символ, охранный амулет, в конце-концов. Опасный свирепый хищник, а не серое недоразумение, выжившее благодаря случайности. Они подарили уже взрослому зверю свободу. А он не смог отказаться от нее. Просто оторопел, поняв, что его отпустили – одного, без своры, без законов. Совершенно одинокого и никому ненужного. Щенок принял подарок – самовольно ушел. Исчез из их жизни, будто его и не было вовсе. Словно он и не рождался на свет.
И кто-то там, спустя года  дал ему все-таки имя. Самое настоящее имя. Lépreux. Прокаженный. Он принял его с улыбкой. Не правильный, но счастливый. Он выстраивал свой новый мир. Он смешался с этим городом, он запомнил его каждой своей частицей. Он с наслаждением вдыхал грязный воздух, встречал рассветы и закаты. Он сам стал частью всего этого. Прокаженный отдал себя тому месту, где родился. Он не искал общества – а общество не искало его. Был лишь он и крохотный черно-белый мирок. Он попросту утонул в себе, своих мыслях.
Лепруа.
Прокаженный.
Он – это я.
Молодая ранимая душа лопнула воздушным шариком, но тело не погибло – клочки были сшиты в новое существо. Эту память я оставлю себе, ведь она – это жизнь. И плевать, что находится где-то там, за плечами, за отметкой «Позади».

Принадлежность к группе:
Одиночка, позже вступлю в собачью свору.

Статус в группе:
На данный момент не имеется.

Связь с вами:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

2

Lеpreux, добро пожаловать в Лощину!
Несколько вопросов по анкете:

L?preux написал(а):

на щеках (?) шерсть на несколько тонов светлее

С какой целью поставлен вопросительный знак?

L?preux написал(а):

нашли в помойке щенка

Позвольте, какие волчата в помойках? Как вы себе это представляете? С какой стати волчица из леса пойдет в город щенков в помойки складывать?

Маловата вероятность, что волк выживет в городе в собачьей своре. Волки и собаки относятся к людям по-разному, волки их элементарно остерегаются и шарахаются, в отличие от собак, плюс внешний вид может мотивировать людей на вызов усыпалки.

0

3

Некто,

С какой целью поставлен вопросительный знак?

Выражение моей неуверенности в описании именно этой черты - некоторые люди, допустим, считают, что щеки у собак\волков находятся выше.

Насчет щенков:
Волчица изначально выросла на окраине города, в следствии чего своего же щенка оставила в более знакомой местности.
Думаю, если изначально воспитать волчонка, каждодневно вбивая ему в голову свою позицию по отношению к людям, то хотя бы частично он примет ту сторону, к которой привык. Алсо, само по себе окружение как матери, так и ее сына было с самого начала пропащим, "наставники" - запуганными и слабыми, поэтому к двуногому населению в любом случае уделялось особое внимание в виде осторожности и суеверного страха.

Пункт про усыпалку:
Лепр, напомню, запуганный сам по себе, плюс шарится не там, где обычно часто ходят люди. Также не стоит забывать про его внешность - грязная и пыльная шерсть, более смягченные, "неправильные волчьи" черты, неперимечательные отличительные признаки, единственный более запоминающийся - ожог, но ожоги не похожи на лишаи или сыпь, поэтому мысль про массовое заболевание может придти разве что паникеру

0

4

Lеpreux, в таком случае, факт того, что волчица выросла на окраине, следовало включить в биографию (:
Об усыпалке: согласитесь, волк сильно отличается от собаки. Даже маламуты в лесу в красных ошейниках пугают людей до воплей, что уж о волке говорить. Впрочем, это уже не так важно.
Принят, приятной игры!

0


Вы здесь » Пробуждение лощины » Дело № 912 » Дело Лепруа